Весенний городской лагерь: послевкусие


Каникулы закончились также внезапно, как и начались; помчались пестрой чередой наши занятия, праздники, подготовка к новым путешествиям и рассказы о старых — так что лишь теперь, десять дней спустя, можно наконец-то спокойно сесть и вспомнить о том, Как Это Было.

Лагерь получился серьезный-пресерьезный, такие лагеря нужно проводить раз в год. Запланируем второй такой же на следующую весну. Будем, например, журналистику изучать со всех сторон. Правда, до весны еще три лагеря — летний, осенний и зимний — но и на них уже есть замечательные планы.
Лагерь получился действительно серьезный и собранный, но эту серьезную атмосферу поддерживали сами дети — все, от самых младших, старательно перерисовывающих картинки так, чтобы они уместились в книжку — до самых старших, которые четыре долгих дня совершенствовали свои истории, придумывая все новые и новые сюжетные ходы. В самый первый день они сказали «Ура! Хотим!» — и до самого последнего дня что-то делали, переделывали, придумывали… .

Дети обсуждали  свои истории их в мини-группах («издательствах» — как вам, например, издательство «Птичка и котик» — рассказы о животных?), писали текст (тем, кто писать не умел, помогали старшие), исправляли ошибки; придумывали, вырезали и шили сами книжки, рисовали подходящие иллюстрации, делали обложки.
В перерывах играли, танцевали, импровизировали в небольших театральных постановках, каждый день пели песни, учились слушать друг друга, лежали на солнце, жонглировали и дурачились — это было именно то, что нужно, после напряженных минут Работы Над Книгой (оказалось и впрямь непросто).
В самый последний день сами готовили обед, сделали банановую запеканку; разложили на столах наши гордые двадцать четыре книжки, посмотрели и оценили книжки друг друга, а потом спустились в темно-подушечную комнату для того, чтобы обсудить лагерь.

Наверху уже собирались родители и было краем уха слышно через маленькое зарешеченное окошечко под потолком, как первые пришедшие уже обсуждают запеканку; и как хлопает на ленивом ветру наш счастливо найденный огромный зонт от солнца, и как шуршат-поскрипывают стулья, цепляясь за рубчатые доски веранды; а внизу было темно и прохладно, и один за другим дети говорили: «мне понравилось делать книги», «а мне очень понравилось играть, петь тоже понравилось, а интереснее всего было делать обложку», «мне очень понравилось играть в саду, сложно было писать текст, но я очень рада, что сегодня закончила свою книжку».
Потом родители долго-долго, казалось, целую вечность, рассматривали детские книжки; ни за что бы не подумала, что в эту ограниченную четырьмя столами половинку кухни-гостиной сможет влезть столько родителей; а раскрасневшиеся дети все стояли, рассказывали, стеснялись, стеснялись, рассказывали… через долгих двадцать минут решили детей распустить есть запеканку и дальше носиться в саду; а потом мама Филиппа сделала для нас небольшое чудо и съездила в магазин за мороженым: еще одна радость в завершающий лагерный день.
После этого мы пели песни — хорошо, что сделали песенники; кто-то из родителей не пел, а перешептывался сзади (песенников нужно будет сделать больше), а еще я внезапно поняла, как давно не пела со взрослыми, и это невероятно красиво, когда чистые голоса сливаются в знакомых песнях в одну чудесную мелодию, я сперва даже растерялась, когда это услышала, хотелось перестать петь самой и во все уши слушать их.
Светило солнце и мы ели яблоки на веранде.
Где-то на краешке поля зрения играли дети. Между собой они говорили по-русски.

Видеоотчет о нашем лагере:

Детский городской литературный лагерь в Ганновере